Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде — Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, Си

Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде - Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, Си

В двенадцатой части серии о том, что бы сказали современные парфюмеры, если бы могли путешествовать во времени и встретиться с парфюмерами прошлого, Мариан Бендет беседует с Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис и Сильвией Жорде.

Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде - Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, Си

В двенадцатой части серии о том, что бы сказали современные парфюмеры, если бы могли путешествовать во времени и встретиться с парфюмерами прошлого, Мариан Бендет беседует с Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис и Сильвией Жорде.

Сесиль Краковер (Cecile Krakower) — парфюмер , автор таких ароматов, как Hard Candy, и , Gendarme Envious, Abercrombie & Fitch 8, Yu by Perfect Sense, Mac MV3, Laura Mercier L’Heure Magique и других.

Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век и десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?

Сесиль Краковер: Поверите вы этому или нет, но мне более интересно представлять себя в будущем и работать сегодня над созданием лучшего завтра, когда проектированию ароматов будет уделяться столько внимания, сколько это заслуживает. В конце концов, это то, о чем я мечтаю и что помогает мне справляться с тем положением вещей, которое существует сейчас.

Моими кумирами являются люди, которые пытаются остаться верными своему видению, несмотря на индустрию и ее давление, люди, которые борются против бездушных продуктов, люди, которые уверены, что существует связь между композицией, названием, упаковкой и позиционированием — все те, кто любит парфюмы достаточно сильно, чтобы стараться все делать правильно. Как Вы можете ожидать эмоционального отклика на продукт, который сами не любите?

М.: Какой бы вопрос Вы им задали?

С.К.: Какой следующий шаг мы можем вместе предпринять, чтобы закончить эру ароматов как одноразовых продуктов?

М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?

С.К.: Не важно, чье имя будет стоить на флаконе, если композиция будет создана в полном взаимопонимании. Конечно, каждый парфюмер имеет свое собственное ароматное видение, тысячи идей, но по-настоящему волнующей задачей будет собрать воедино запахи, которые отвечали бы чьему-то желанию и увидеть между ними связь. Любой человек, который любит ароматы, может быть для меня вдохновением: достаточно только увидеть его сверкающие глаза — это бесценно!

М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?

С.К.: Я бы хотела, чтобы изобрели эликсир смелости, которая позволила Коко Шанель создать женские брюки, Франсуа Коти — выпустить Chypre, Фриде Кало — стать тем, кем она была. И чтобы мы могли время от времени «прикладываться» к этому эликсиру. Я надеюсь, что Вера Струби не выпила его весь, когда выпускала !

Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде - Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, СиКарин Шевалье (Karine Chevallier) — парфюмер Olfactive Design, автор таких ароматов, как Ambre a Sade, Atelier d’Artiste, Bal Musque, Bouche Baie, Figues et Garcons, Foret de Becharre, Rosier Ardent, Vanithe от Nez a Nez, свечей Oranger en fleurs от L’Artisan Parfumeur и других.

Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век и десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?

Карин Шевалье: Я бы хотела отправиться в конец XIX века. Когда Стендаль, Шатобриан, Виктор Гюго и другие «романтики» позволили себе использовать «Я» в литературе и открыли этим новую свободу во всех искусствах.

Это позволило в конце века Эмилю Золя изобрести натурализм в литературе, а художнику Мане и остальным — прийти к импрессионизму. Каким-то образом эта свобода сказалась и на парфюмерии, конечно, во многом благодаря новым химическим веществам, которые позволили добиваться большего реализма. Вследствие этого Жак Герлен смог сформулировать свои ощущения от вечерних огней в аромате , а Коти изобразил «свою» розу в знаменитом Rose Jacqueminot.

М.: Какой бы вопрос Вы им задали?

К.Ш.: В романе «Труд» Эмиль Золя описывает совместные обеды художников и писателей: я бы хотела быть среди этих людей (Сезанн, Писсаро, Моне…) и пригласить туда Жака Герлена и Франсуа Коти, чтобы обсудить, как воплощать природу в наших творениях и как построить связь между литературой, живописью и парфюмерией.

М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?

К.Ш.: Я очень люблю Поля Сезанна, и мне бы хотелось создать вместе с ним, например, «Nature morte» в парфюмерии. Сезанна очень вдохновляли работы по цвету Эджена Шевроля, основываясь на которые, он сказал: «Необходимо добавить немного оранжевого в синий, если Вы хотите, чтобы Ваш синий выглядел как синий». Глубокая мысль о контрасте, которая всегда вдохновляет меня в работе над парфюмами.

М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?

К.Ш.: Определенно свободу, это ощущение, что «все еще должно быть сделано» и могло быть сделано в то время, и огромное поле для экспериментов, которое кажется бесконечным. К сожалению, сегодня молодые парфюмеры скорее ощущают, что «все уже сделано», что очень плохо для искусства и вдохновения.

Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде - Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, СиЛин Харрис (Lyn Harris) — парфюмер , автор таких ароматов, как Coeur de Fleur, Feuilles de Tabac, Tangerine Vert, Citron Citron, Fleur du Matin, L’Air de Rien, Terre de Bois и других.

Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век и десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?

Лин Харрис: Я бы отправилась в 1940-е и встретилась с Жаном Карлесом.

М.: Какой бы вопрос Вы ему задали?

Л.Х.: Я поражаюсь, как, несмотря на ограниченное количество доступных в те дни ингредиентов, он смог создать такие изумительные шедевры, которые стали настоящей классикой, неподвластной времени. Сегодня они так же прекрасны, как и в тот день, когда были выпущены впервые.

М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?

Л.Х.: Я бы не хотела создавать аромат вместе с ним, это было бы неправильно. Я бы просто хотела провести с ним немного времени, поучиться у него, узнать его взгляды и теории. Мне интересно, что он считал своим ключом к успеху. Я думаю, своим успехом он обязан упорному изучению и пониманию материалов и простоте конструкций, а также наличию времени и отсутствию спешки.

Парфюмерные путешествия во времени: Сесиль Краковер, Карин Шевалье, Лин Харрис, Сильвия Жорде - Сесиль, Краковер, Cecile, Krakower, Карин, Шевалье, Karine, Chevallier, Лин, Харрис, Lyn, Harris, СиСильвия Жорде (Sylvie Jourdet) — главный парфюмер и профессор ISIPCA, владелица , автор таких ароматов, как Dinner by Bobo, Histoire des Parfums.

Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век и десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?

Сильвия Жорде: Если бы мне пришлось выбирать, в какое прошлое мне отправиться, то я бы предпочла великий период конца XIX — начала XX века (1890-1910 годы). Это было время, когда все только создавалось. Это был период индустриальной революции и начало эры современной парфюмерии. В то время креативное движение в парфюмерии было спровоцировано именно индустриальной революцией, и дальнейшее развитие шло параллельно.

Я бы хотела отправиться в прошлое, чтобы встретиться с Франсуа Коти, который, на мой взгляд, был самым выдающимся, талантливым и креативным парфюмером. Он был своего рода мечтателем.

М.: Какой бы вопрос Вы ему задали?

С.Ж.: Я бы спросила, отчего он был так уверен в себе, своих творениях и таланте. Мы, парфюмеры, создавая аромат, часто задумываемся, в правильном ли направлении мы работаем. Мистер Франсуа Коти, кажется, был полностью уверен в том, что он создает правильные вещи. Как ему удавалось избегать сомнений?

М.: Если бы Вам удалось объединиться с ним для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?

С.Ж.: Если бы мы могли объединиться в то время, то мне было бы интересно создать вместе с ним уникальный парфюм для «молодой леди» — Эйфелевой башни, какой она была в конце 1890-х — начале 1900-х. Мы бы создали аромат, который символизировал бы Париж, а Эйфелева башня стала бы нашей моделью. Специфический парфюм был бы посвящен молодой, стройной и элегантной «леди».

М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?

С.Ж.: Из этого периода прошлого мне бы хотелось унести оригинальную версию Rose Jacqueminot Франсуа Коти, датированную 1905 годом. Этот аромат — настоящий шедевр, свидетель того богатого периода в истории парфюмерии.

Автор: Marian Bendeth
Источник: Basenotes.net
Перевод: Людмила Лаврушина




Ссылка на основную публикацию